Архитектура и строительство домов в Италии

Архитектура и строительство домов в Италии

Процесс строительства частного дома, можно разделить на три этапа:

1.Выбор и покупка участка. Цена земли сильно влияет на стоимость недвижимости. В престижной туристической зоне с панорамным видом, она может составить почти половину всех расходов. Если остановиться на тихой сельской местности, в дали от известных туристических маршрутов, расходы будут значительно ниже. О том как правильно купить участок в Италии, читайте здесь >>

2.Проект и его оформление
Определившись с участком, вы должны выбрать проект и получить в муниципалитете разрешение на строительство. Проект на утверждение может быть представлен, только квалифицированным архитектором, землемером или инженером, которые состоят в профессиональной гильдии. Т.е. даже если у вас уже есть готовый план будущего дома, все равно придется обращаться к итальянскому специалисту. Расходы на проектирование составят примерно 2% от общей, затраченной на строительство, суммы. После получения разрешения, которое называется “concessione edilizia”, необходимо уплатить государственный сбор т.н. “contributo di costruzione”, который включает пошлины на первичную и вторичную урбанизацию, и пошлину на строительство. Размер устанавливает каждый муниципалитет по своему усмотрению. В среднем, при строительстве дома 150 кв.м, пошлины на урбанизацию составят от 1500 евро, пошлина на строительство 5000-6000 евро.

3.Строительство.
Выполнив все необходимые предварительные процедуры можно переходить непосредственно к стройке. По закону строительные работы должны осуществляться под наблюдением лицензированного профессионала. Это может быть тот же самый специалист который занимался разработкой и утверждением проекта, или любой другой с такой же компетенцией. Оплата этой услуги обойдётся вам примерно в 4% от стоимости строительных работ.

Есть два пути реализации проекта: заключить договор со строительной организацией, которая построит дом под ключ, или самостоятельно организовать строительство привлекая по отдельности специалистов для выполнения тех или иных работ.
Во втором случае есть возможность немного сэкономить в средствах, но безусловно потерять во времени. К тому же труднее гарантировать качество, когда, работы выполняются разными специалистами независимо друг от друга. При выборе любого из вариантов, сначала стоит связаться с несколькими подрядчиками и попросить предварительную смету.

В Италии существуют жёсткие стандарты строительства, они гарантируют отличное качество но одновременно делают стоимость квадратного метра жилья достаточно высокой. Стройка в южных провинциях обходится слегка дешевле. Во-первых, потому что ниже расходы на термоизоляцию, во-вторых можно найти более дешевую рабочую силу.
В среднем, строительство дома площадью 150 кв.м, обходится примерно 250.000 евро, плюс цена участка.

Вот приблизительные суммы, которые понадобятся на основных этапах строительства:

  • Подготовка участка и земляные работы, – цена во многом зависят от качества почвы и месторасположения, в среднем, при нормальном грунте потребуется – € 15.000 – € 20.000
  • Возведение стен из кирпича около € 90.000, дерево может стоить дороже. Можно купить сборный деревянный полуфабрикат. В этом случае цены зависят от фирмы изготовителя, может быть как ниже так и значительно выше.
  • Крыша обойдётся примерно в € 30.000.
  • Внешняя изоляция стен “cappotto esterno”, обязательная для домов энергетического класса В и А, будет стоить ок.10.000 евро (из расчёта 75/100 € за кв.м).
  • Электропроводка, при использовании стандартных материалов – € 10.000 – € 13.000.
  • Система отопления, без расходов на установку, при использованием классических термосифонов, обходится примерно в 195 € на кв.м площади квартиры; при системе тёплый плинтус – 90/100 € на кв.м; при системе “тёплый потолок” – 80/90 € на кв.м; при системе “тёплый пол” – 75 € на кв.м.
  • Подключение электричества и газа в сумме потянет примерно на € 3.000.
  • Расходы на водопровод и канализацию – будут зависеть от количества и расположения ванных комнат, а так же выбора сантехники. В среднем, ванная 12 кв.м, с использованием стандартных материалов, обходится в € 4.000 – € 6.000.
  • Расходы на окна, двери и материалы для внутренней отделки – от € 50.000 и выше, в зависимости от вашего вкуса и потребностей.

Несколько советов для того чтобы правильно оценить предстоящие расходы:

  • Если вы предварительно выясните цены на материалы, вам будет проще выбрать оптимальный вариант планировки и отделки.
  • Обратитесь к нескольким подрядчикам с просьбой сделать предварительную смету. Выбирайте того кто предложит среднюю цену, обычно она ближе всего будет соответствовать реальной.
  • Потребуйте от подрядчика чтобы стоимость работ в предварительной смете, рассчитывалась не на основе рабочих часов, а за кв.м.
  • Удостоверьтесь чтобы в смете все работы были перечислены отдельными пунктами с указанием количества необходимых часов работы, количества материалов и стоимости.
  • Определите, стоит ли закупать материалы самим, или использовать материалы предложенные подрядчиком, который имеет более низкую ставку НДС, и, возможно, скидки от производителя.
  • При планировании бюджета, предусмотрите дополнительную сумму на возможные непредвиденные расходы.

© 2008-2020 CASANOSTRA | P. IVA: 01938920228 | N. REA: TN – 217105 | Условия использования сайта и защита персональных данных.
При использовании материалов сайта указание источника обязательно.

Архитектура фашистской Италии. Империя

На рубеже 20-х и 30-х годов в официальной фашистской риторике произошли некоторые изменения. Республиканские лозунги исчезли раньше – сразу после прихода к власти, антирелигиозная пропаганда полностью прекратилась c подписанием Латеранского пакта (1929), но этим дело не ограничилось. Продолжая декларировать революционные принципы, Муссолини отодвинул в сторону сквадриста – совершенно реального героя революции, городскую шпану из плоти и крови, – и вывел на первый план абстрактную фигуру ликтора (Littorio), носителя фасций. Ликтор символизировал единение гражданина и государства. Его появление не могло не отразиться на искусстве, которое к началу второго десятилетия фашистской эры стало крайне политизированным.

Режим, объявивший себя наследником и продолжателем Римской Империи, по определению не мог довольствоваться рационализмом в качестве единственного стиля. И в то же время он не мог прямо копировать римские сооружения – во-первых, потому, что что одним из лозунгов фашистского движения было: “Нет возврата к прошлому!”. Во-вторых, по той простой причине, что таким копированием в Италии занимались несколько веков подряд.
Кстати, можно легко объяснить ожесточенную борьбу архитекторов-модернистов за признание “нового искусства” единственно верным – ведь как раз в архитектуре постмодернизм состоялся раньше, чем появился модернизм! Неоготика и неоклассика, возрождение барокко и мавританский стиль, эклектика и опыты прерафаэлитов – все это постмодернизм в чистом виде. Повторение пройденного в изменившихся условиях.
А теперь покончим с теоретическими рассуждениями, оставив их на долю профессиональных искусствоведов, и посмотрим, что же строилось в новой империи.

Начнем с того, что дуче очень элегантно решил проблему преемственности – вместо того, чтобы строить древнеримские новоделы, он снес сотни построек в центре Рима и открыл для публики императорские форумы. Две широкие улицы с античными колоннами и арками резко изменили облик Вечного Города. Этот плакат (1930) называется “Муссолини-градостроитель”:

Славы древних веков оказалось недостаточно, и Муссолини объявляет конкурс на лучший проект дворца Литторио – вместилища будущих конгрессов фашистской партии, торжественных церемоний, приемов и выставок. Конкурс был проведен дважды. В первый раз (1933) победителем стал архитектор-неоклассик Ди Ренци:

Во-втором конкурсе (1935) победу одержал не менее мрачный и тяжеловеcный проект. А затем от строительства дворца Литторио отказались, решив возвести Дворец Конгрессов в новом выставочном комплексе Е42, ныне EUR.Он и был возведен – правда, строительные работы завершились только в 1954 году.
Собственно, EUR – это и есть апофеоз фашистской архитектуры. Но о нем я уже писал, поэтому предлагаю познакомиться с менее масштабными проектами. Например, с общественными зданиями:
Финансовая служба в Больцано:

Муниципалитет в Палермо:

Дом инвалидов войны в Равенне:

Сарагосские ворота в Болонье:

Неисследованной остается тема новых городов, о которых итальянские историки и критики много лет не вспоминали.
Первый из этих городов – Муссолиния (ныне Арборея) в западной части острова Сардиния, на месте осушенных болот. Город был основан как “деревня Муссолини” в 1928 году, а Муссолинией стал в 1931-м. Его первыми жителями стали переселенцы из провинций Венето и Фриули. Фотографии общественных зданий и церкви выглядят как иллюстрации к статье о модернизме, но я совсем не уверен в том, что их строили рационалисты в 1920-1930-е годы. Не исключено, что все это появилось позже, в 1950-е. Колокольня же, завершенная в 1934-м, имеет подчеркнуто “исторический” вид:

Яркий образчик “стиля Литторио”, о котором – чуть ниже.
Ровно через 10 лет после “деревни Муссолини” на Сардинии был основан город Карбония – столица шахтерского юго-запада острова. На церемонии закладки первого камня присутствовал сам дуче.

Строили быстро и основательно. Город пережил закрытие угольных шахт, стал столицей провинции Карбония-Иглесиас и вполне доступен для осмотра:

На Аппенинском полуострове одним из первых новых городов стала Сабаудия в провинции Лацио, основанная в 1932 году и построенная за 253 дня. Это настоящий заповедник рационализма:

Одновременно с Сабаудией был основан – опять же, на осушенных болотах – город Литтория (ныне Латина), ставший столицей провинции Лацио. Его отдали во власть неоклассицистов во главе с лидером “реакционного” лагеря Марчелло Пьячентини, которые возвели здания в отнюдь не древнеримских традициях. Здания в Латине заставляют вспомнить об архитектуре эпохи Возрождения. Кстати, любимым материалом “литторианцев” был не мрамор, а кирпич:

Без монументальной пропаганды дело не обошлось – полюбуйтесь на этот фонтан в Литтории-Латине с фасциями и колосьями:

Первыми жителями Литтории были, как и в Муссолинии, выходцы из Фриули и Венето.
Понятно, что фасции были наиболее распространенным мотивом в оформлении самых разных построек. Как, скажем, в Кьети (также провинция Лацио):

Еще одна новостройка в Лацио – Помеция:

И на юге Италии, в области Басиликата, были построены здания непривычного вида:

Строили и за морями. Об эритрейской Асмаре я писал в предыдущей части, итальянские проекты в Триполи – отдельная тема, но Италии принадлежали и Додеканесские острова. И там, в особенности на острове Родос (вошел в состав Греции только в 1948 году) шло активное строительство. Например:

А еще были детские городки – летние лагеря на несколько сотен ребят и девочек в черных галстуках. Самый известный из подобных лагерей, Colonia Marina Fara, находится в Генуе. Он построен в 1935 году:

Другая, более ранняя “морская колония” – имени 27 октября в Каттолике (Адриатическое побережье). Любители истории транспорта, к вам вопрос: на что похожи эти корпуса? Имейте в виду, что в 1932 году стримлайновых паровозов еще не было.

И еще один лагерь – тоже на Адриатике (обратите внимание на футуристическую башню справа):

Но где же гигантские башни, исполинские пирамиды и титанические арки? А не было их. Кое-что осталось на бумаге, но в целом фашистская архитектура гигантизмом не страдала и была вполне соразмерна человеку. Оттого и воспринимается нормально до сих пор. Причем и неоклассицисты, и рационалисты к концу 1930-х годов нашли общий язык и построили здания, которые не противоречат друг другу, оставаясь очень разными. Или вобрали в себя элементы обоих стилей, как этот дом в центре Милана (1941):

А на память о так и не построенной империи остались вот этот стадион в Риме:

и сюрреалистический “новый город”, совсем не похожий на эскиз Сант’ Элиа – EUR:

Ссылки по теме:
отличная работа уважаемой zina_korzina на тему “Мода фашистской Италии”
плакаты и книги Италии 1920-х – 1940-х годов (1, 2, 3, 4)

Стиль барокко в архитектуре

История появления стиля

Художественный стиль барокко зародился в конце 16 века в Италии. Историю названия связывают с португальскими моряками, которые словом barocco обозначали бракованные жемчужины неправильной формы. Итальянцы охотно переняли термин, объединив им вычурные и странные проявления нового культурного течения.

Возникновение барокко связывают с угасанием эпохи Ренессанса: отказавшись от представлений о классической гармонии и строгом миропорядке, творцы сосредоточились на борьбе разума и чувств. Отныне в центре их внимания – силы стихий, экспрессия, мистицизм.

В течение 17-18 веков барокко в архитектуре, искусстве и музыке широко распространилось по Европе и Америке, пришло в Россию. Расцвет стиля совпал с укреплением абсолютных монархий, освоением колоний, усилением католицизма. Логично, что и в градостроительстве он проявился масштабностью и монументальностью.



Характерные черты барокко

Торжественную, сложную, богато декорированную стилистику использовали при возведении городских дворцов, резиденций, монастырей. Архитектурные решения придворных зодчих подчинены одной идее: удивлять и восхищать.

Форма

Главной особенностью барокко является создание искривленного пространства, где плоскости и объемы – криволинейны и перетекают друг в друга, в планах преобладают эллипсы и прямоугольники.

В дизайне фасадов широко используется раскреповка, когда часть стены выставляется чуть вперед или наоборот заглубляется вместе со всеми элементами. Получается чередование выпуклых и вогнутых секций с эффектом пространственной иллюзии. Еще более выразительной фасадную композицию делают всевозможные эркеры, башни и балконы.


Ордер

Отличительный признак барочных зданий – сознательное нарушение пропорций в античной ордерной системе.

Части ордера (база, антаблемент, капитель) растягиваются, накладываются друг на друга, скручиваются; прежде гармоничная структура (соразмерная человеку) приобретает массивность и рваный ритм.

Внешний и внутренний декор

К основным чертам барокко относят также чрезмерное украшательство, дававшее немало поводов для обвинений в безвкусице.

Стены практически исчезают под лепниной, росписью, резными панелями, скульптурами, колоннами, зеркалами. Стремление к гигантизму проявляется в тяжеловесной мебели, огромных шкафах, лестницах. Если говорить о барокко кратко, то это стиль излишеств. За счет чередования освещенных и затененных зон, настраиваемого бокового освещения мастера создавали оптические эффекты расширения пространства. Золотистые, голубые, розовые цвета задавали торжественную атмосферу.

Читайте также:  Архитектура и строительство домов в Чехии


Связь с окружающим пространством

Наше описание стиля барокко было бы неполным без акцента на союз построек с прилегающей территорией: городской площадью, парком, садом. Это была прогрессивная тенденция, здания стали восприниматься единым целым с ландшафтом: отныне фонтаны, скульптурные композиции, разбитые дорожки и газоны – полноправная часть дворцовых ансамблей.

Архитектурные элементы барокко

  • Барочные фасады активно оформляют колоннами, объемным крупным рельефом, фронтонами лучкового типа.

Богато отделанные наличники обязательно оснащены замковым камнем. Окна выполняются в виде овалов, полусфер, прямоугольных проемов. Вместо колонн для поддержки балочных перекрытий, балюстрад и сводов крыши устанавливают статуи кариатид и атлантов.

  • Монументальные скульптурные композиции – один из характерных элементов стиля.

Поза и выражение лица мифологических и библейских фигур передают эмоциональное напряжение, драматизм сюжета, что отвечает концепции сложного устройства мира и человеческих страстей.


  • Традиционные барочные орнаменты включают арабески, гирлянды, раковины, картуши, цветочные вазы, рога изобилия, музыкальные инструменты.

Каждая деталь пышно обрамлена. В связке исторически близких стилей барокко, рококо и классицизма первый существенно выделяется любовью к чрезмерному декору. Эту черту подхватит затем рококо, сделав больший акцент на изящество и утонченность.


  • Одна из особенностей архитектурного барокко – активное использование в фасадном дизайне маскаронов (маска в виде человеческого лица или морды животного, расположенных анфас).

Изготавливали их из камня и гипса, размещали над входной дверью, оконными проемами, арками. У каждой маски свой характер: спокойный, устрашающий, комический. Тематические маскароны выбирали в соответствии с профилем заведения: на суд вешали изображения богини правосудия, львиные головы, на театр – драматических персонажей, на церковь – ангелов и детей.


Стиль барокко в Италии

В каждой из стран новый архитектурный стиль проявился под влиянием политических, социальных и культурных условий. В этом плане можно говорить о национальных видах барокко: итальянском, французском, испанском, немецком, английском, русском.

В мировом наследии итальянское барокко считается первоисточником и вдохновителем. Ведущую роль в развитии архитектуры взял на себя Ватикан. Католическая церковь в 16 веке начинает активное строительство храмов и соборов, причем не столько внушительных по масштабу, сколько величественных и эмоционально заряженных по оформлению.

В числе первых создали знаменитую церковь Иль-Джезу, проект Джакомо Бароцци да Виньола. В дизайне главного фасада сочетаются несколько ордеров. Широкие волнообразные волюты по бокам связывают оба фасадных яруса, такое решение стало хрестоматийным для церквей этого периода.

Крупнейшие итальянские архитекторы барокко17 века – Лоренцо Бернини, Франческо Борромини, Гварино Гварини, Карло Райнальди. На весь мир известна площадь Святого Петра в Риме – проект Л.Бернини, где колоннада создает искусственную перспективу и зрительно увеличивает размеры собора.



Французское барокко

Основные характеристики барокко во Франции проявились больше во внутреннем убранстве, в фасадной же отделке доминирует классицизм.

Яркий образчик такого подхода – Версальский дворец, спроектированный Луи Лево и Жюлем Ардуэн-Мансаром. Барочная тема в дизайне фасада обозначена только скульптурами, которые экспрессивностью форм контрастируют с прямой геометрией здания.

Пышное барочное убранство преобладает в дворцовых интерьерах, особенно в залах Войны и Мира, Зеркальной галерее.



Французские архитекторы соединяют барокко и классицизм в оформлении городских особняков, загородных резиденций. Художественная фантазия уступает ведущую роль строгости форм. Основные зодчие периода – Жак Лемерсье, Франсуа Мансар, Луи Лево.

Замковая архитектура переходит от традиционных четырехугольных в плане крепостей к ансамблям из центрального здания и боковых крыльев, с подъездными путями и окультуренными садами. Объемы упрощаются, на фасаде сокращается число лепнины, становятся скромнее размеры – таковы примеры барокко в оформлении замков Во, Монморанси, Шане, Мэзон-Лафитт.



Архитектура Испании, Португалии и Латинской Америки

Наиболее явно направление барокко проявилось в работах испанских братьев Чурригера (17-18 век), их творчество даже получило собственное название – чурригереско.

Фасады и интерьеры изобилуют пышными украшениями и перенасыщены деталями: изломанными фронтонами, волнообразными карнизами, завитками, гирляндами, балюстрадами. Самое известное здание такого барокко – Собор Святого Иакова в Сантьяго-де-Компостела.

Другая часть испанской архитектуры развивалась под влиянием итальянских и французских традиций. Характерный пример – Королевский дворец в Мадриде, построенный по подобию Версаля зодчими из Италии: Филиппо Юварра, Джованни Саккетти, Франческо Сабатини. По-классически строгие фасады сочетаются здесь с великолепным барочным убранством интерьеров.



Португальские дворцы в стиле барокко входят в мировое культурное наследие:

  • Фасад дворца Райо (проект Андре Соареша) обильно украшен лепниной, за счет многообразия форм создается эффект динамичности.

  • Самый большой в стране королевский дворец Мафра объединяет базилику, грандиозную библиотеку и францисканский монастырь.

  • Дворец Матеуш (проект итальянца Николау Насони) имеет статус Национального монумента Португалии, вокруг разбит парк с мраморными скульптурами.

Распространившись в Новый Свет, барочный стиль завоевал сторонников от Аргентины до Мексики. Типичные примеры – соборы в Таско и Мехико, перегруженные декором, с гипертрофированными угловыми башнями.

Русское барокко

В российской империи архитектурный стиль развивался особым путем. Взяв за основу традиции русского зодчества, он обогатился во времена Петра Первого западноевропейскими канонами. Высшая точка пришлась на середину 18 века, когда на Западе уже шел отказ от пышности в пользу строгости классицизма.

Особенности барочного стиля в России:

  • Архитектурные планы и объемные композиции отличаются простотой и более четкой структурой.
  • Основной материал для фасадной отделки – штукатурка с гипсовыми деталями, а не камень, как на Западе. Поэтому идет больший акцент на орнаментальную лепку и цветовые решения.
  • Здания русского барокко выполнены в ярких и контрастных красках (голубых, белых, желтых, красных, синих), покрыты позолотой, сложные кровли изготовлены из белой жести. В комплексе создается праздничный, мажорный характер.




В развитии отечественного зодчества принято выделять несколько исторических этапов.

Московское барокко конца 17 века

Сюда входят направления, названные по фамилиям покровителей.

Характерные черты нарышкинского стиля барокко: симметрия, ярусность, центричность, белые детали на красном фоне. Здесь объединяются техника древнерусского деревянного и каменного строительства с европейской готикой, маньеризмом, ренессансом. В таком виде спроектирована знаменитая многоярусная церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Филях.

Голицынское направление использует во внутреннем убранстве только барочный декор. Архитектурное достояние – церковь Знамения Пресвятой Богородицы в Дубровицах.

Строгановские постройки имеют пятиглавый силуэт (традиционный для русского храма). Барочный декор здесь чрезвычайно насыщенный и детализированный. Примером служит Смоленская церковь в Нижнем Новгороде.

Петровское барокко на рубеже 17-18 веков

При Петре I в России работают иностранные архитекторы, которые передают европейский опыт отечественным мастерам. Немец Андреас Шлютер создает Грот в Летнем саду Петербурга. Иоганн Готфрид Шедель, тоже из Германии, руководил строительством дворца Меньшикова на Васильевском острове, в Ораниенбауме, Стрельне, Кронштадте. В проектах присутствует барочная торжественность, а вот стены выполняются плоскостными, без искривленных иллюзий.

Первый русский архитектор, получивший официальное образование, – Михаил Григорьевич Земцов. Работая в стиле русского барокко, он спроектировал и построил Аничков дворец, летние резиденции, парковые павильоны в Санкт-Петербурге, дворец в Ревеле, участвовал в возведении колокольни в комплексе Петропавловской крепости.



Барочная архитектура середины 18 века

В эпоху правления императрицы Елизаветы (1740–1750-е годы) наступает период зрелого барокко, его называют елизаветинским. В это время творят Б.Ф. Растрелли, Д. Ухтомский, С. Чевакинский.

Укрепить престиж императорской и дворянской власти призвано строительство монументальных комплексов: дворцов, соборов, монастырей, загородных резиденций. Дворцовые апартаменты планируются по принципу анфилад, залы внутри украшены золоченой резьбой, лепкой, зеркалами, наборным паркетом. Обстановка исключительно парадная.

Достигший апогея барочный стиль в России этого времени связан с работами Бартоломео Франческо Растрелли. Его авторству принадлежат Царскосельский Екатерининский дворец, Смольный монастырь, Строгановский, Воронцовский и Зимний дворцы.




Архитектурный стиль барокко просуществовал в российском государстве недолго. На исходе 18 века на смену роскошеству и чрезмерности пришла рациональная красота классицизма. Зато созданные за это время дворцовые ансамбли по сей день восхищают масштабом замысла и великолепием убранства. Архитектура Петергофа, Царского села и Санкт-Петербурга – источник вдохновения для современного барокко, реализованного в частных загородных особняках. Здесь по-прежнему ценятся сложные формы и необычайная декоративность.

Современное барокко

Для ярых поклонников стиля, желающих иметь собственный современный барочный дом, мы предлагаем посмотреть готовые проекты домов в стиле барокко, реализованные в архитектурном бюро ТопДом Арт.

Об итальянской красоте природной и рукотворной: интервью с Сергеем Чобаном

Сергей Чобан, архитектор, руководитель берлинского офиса архитектурного бюро nps tchoban voss (Германия), руководящий партнер архитектурного бюро SPEECH

Вы много работали в Италии и с итальянцами. Расскажите, пожалуйста, что это страна означает для вас с профессиональной и личной точки зрения?

Я думаю, каждый архитектор любит античную архитектуру или, как минимум, интересуется ею, и в этом смысле пройти мимо Италии просто невозможно. Мое первое знакомство с Италией… Это был Рим, где я оказался в 1992 году.

И самое сильное впечатление на меня, пожалуй, произвело свойственное этому городу наслоение эпох и разных архитектурных стилей, материалов и деталей. Потому что все-таки я родился и вырос в Петербурге – городе, сделанном, в основном, из штукатурки. И когда ты в первый раз видишь детали из камня, их теплый цвет, их живую структуру, интересный рельеф, глубину фасадов, игру света на разных поверхностях – это, конечно, производит впечатление. Лично для меня Италия еще очень связана с рисованием: как раз там, в Риме, я снова начал активно рисовать архитектуру.

Вообще меня всегда интересовала и завораживала история формирования архитектурного языка, где процесс изучения Италии и, в частности, руин, всегда играл очень важную роль (достаточно вспомнить пенсионерские поездки французских и русских архитекторов XVIII – XIX веков, да и XX века тоже, в Италию). Материальность этой архитектуры, ее качество с точки зрения проработки деталей действительно вызывают желание рисовать ее – и тогда, в Риме, я убедился в этом на собственном опыте.

До сих пор Вы часто рисуете Италию («Дом под скалой. Амальфи», «Церковь Санта-Мария-делла-Салюте»). Почему итальянская тема остается важной в вашей жизни? Можно ли утверждать, что для вас это своеобразная «родина души»? Или же речь, скорее, о профессиональной рефлексии: вы изучаете материалы, детали, пространство и секреты старых мастеров?

В Италии глубина архитектурной традиции счастливо сочетается с божественно красивой природой и врожденным чутьем людей к прекрасному.

Поэтому отделить одно от другого сложно, да и вряд ли нужно – я и с интересом изучаю Италию как профессионал, и просто увлекаюсь ею как турист, если угодно.

Вы сейчас упомянули дом в Амальфи: огромная скала нависает над маленьким домиком, а он, в общем-то, не производит никакого впечатления с точки зрения архитектурного сооружения. Но я думаю, что только в Италии можно увидеть такие мотивы: совершенство даже второстепенной архитектуры в сочетании с очень интересным ландшафтом, взаимопроникновение пейзажа и архитектуры.

Неважно, какой период мы берем: для итальянской архитектуры, вплоть до сегодняшнего дня, характерно взаимопроникновение основного замысла и детали. Нигде в Италии архитектура не выглядит оторванной от материала и от способа ее исполнения, — наоборот, она всегда связана с ландшафтом, для которого создана. Это и делает ее очень «фотогеничной» и вызывает желание постоянно рисовать ее, находя интерес в мельчайших деталях. Конечно, влияет и особенный свет, который есть в Италии, и растительность… Наверное, все вместе, именно это соединение всех элементов и делает итальянскую культуру наиболее обаятельной.

Вы могли бы привести два-три примераа именно гармонично вписанной в ландшафт архитектуры?

Вряд ли буду оригинален, если назову веерообразную площадь в Сиене (это если говорить о городском пейзаже), или монастырь Сан-Гальгано – потрясающее место, где руина становится абсолютно самостоятельной архитектурной темой.

Или задний фасад Пантеона с его особенно выразительной поверхностью. В Венеции мне очень нравятся здания Пьетро Ломбардо – в частности, церковь Санта-Мария-деи-Мираколи с ее потрясающими мраморными фасадами с разнообразными текстурами камня.

И, конечно, собор в Амальфи: он стоит на некотором возвышении, ты подходишь к нему постепенно, видя колокольню собора с самых разных точек. Удивительным образом она вдруг исчезает, а потом вновь появляется в новых ракурсах. Или Понте Веккьо во Флоренции – мост, над которым возвышаются жилые дома. Подобные напластования были характерные в Средние века для многих городов Европы, но до наших дней сохранились лишь во Флоренции. Эту тему можно продолжать бесконечно… Пожалуй, еще упомяну лишь Пизу – уникальный «город объектов», в котором отдельные здания трактованы как скульптуры в парке. Баптистерий, например, там выглядит как колокол, поставленный в середине зеленой поляны, и работает как абсолютно самодостаточный объект…

… как ландшафтная архитектура?

Да, как крупный ландшафтный объект, настоящая скульптура.

Вы могли бы описать какой-то памятник, который нравится лично Вам? Или рассказать непрофессионалу на примере одного здания – скажем, церкви Санта-Мария-делла-Салюте,– что в нем, собственно, важного и как на него смотреть?

Мне кажется, что в таких памятниках, как Санта-Мария-делла-Салюте, самое главное – это наличие огромного количества разных точек восприятия. Например, доминирующий главный купол полностью отходит на второй план, если ты приближаешься к зданию, а на первый план выходят экспрессивные фигуры, стоящие по углам на фронтонах, гигантские волюты (закругления) главенствуют при взгляде с ближних точек. И здание удивительным образом изменяет свои пропорции в зависимости от удаления и приближения. Думаю, в этом суть подобных объектов. В отличие, например, от современной архитектуры, на которую также можно смотреть с разных расстояний, но часто нельзя увидеть ничего нового, подходя ближе.

Читайте также:  Архитектура Южной Кореи: крепости, дворцы, храмы

А в наиболее показательных исторических сооружениях мы воспринимаем постоянное изменение и, за счет этого, конечно, наше впечатление обогащается. Поэтому я бы мог посоветовать любому зрителю, туристу, посвятить этому процессу некоторое время и не просто увидеть какое-то сооружение издали, а походить вокруг здания, пройти вдоль боковых фасадов и по близлежащим улочкам. Есть здания, которые абсолютно необходимо увидеть с самых разных точек и найти вот такие потаенные уголки.

И интерьера это тоже касается?

Да, конечно. Приведу пример интерьера, который производит на меня колоссальное впечатление – церковь Санта-Мария-прессо-Сан-Сатиро в Милане, построенная по проекту Донато Браманте.

Да, конечно. Приведу пример интерьера, который производит на меня колоссальное впечатление – церковь Санта-Мария-прессо-Сан-Сатиро в Милане, построенная по проекту Донато Браманте. Ты входишь в храм и видишь кажущуюся перспективу продолжения главного нефа, а на самом деле ее нет, но есть плоский, буквально 80 см, перспективный портал, и ты понимаешь это, только когда подходишь вплотную. И нужно обойти церковь снаружи, увидеть, что действительно этот неф не продолжается, а обрезан улицей, – и только тогда понимаешь всю грандиозность архитектурно-пространственного решения.

Помимо эпохи Возрождения, античная архитектура в Италии была ещё раз переосмыслена благодаря работам известного итальянского архитектора и художника-графика Джованни Баттисты Пиранези. Он оказал огромное влияние на архитектуру, несмотря на то, что из его собственных проектов лишь церковь Санта Мария Авентина была в какой-то степени реализована. Какова, по Вашему мнению, роль Пиранези в развитии архитектурной мысли?

Пиранези, на мой взгляд, был главным художником-архитектором, который осмыслил не только детальное, но и пространственное своеобразие города руин, коим был Рим в то время. Он первым сделал очень интересные и в художественном отношении композиции из оставшихся частей античных построек и современных ему сооружений.

Наверное, именно он первым заново открыл то, о чем я говорил, – обаяние материала, детали и пространств античной архитектуры, причем в том виде, в котором он ее нашел в XVIII веке. То есть в сочетании с природой и неким одичанием, когда пастухи выгуливали скот на римском Форуме, а деревья прорастали сквозь здания. Вот эти напластования и дали, на мой взгляд, толчок к романтизации руины как такой, с одной стороны, узнаваемой детали античной архитектуры, а с другой стороны – полуабстрактного образования, которое имеет самостоятельную ценность. Я думаю, что как архитектор–фантаст или архитектор-композитор, он не должен был строить в свое время, а, скорее, был создан для того, чтобы осмыслить значение архитектуры как сложной игры с пространством и с деталью. И лучше всего он сделал это в своих графических работах.

Говоря об Италии, обычно много внимания уделяют античной архитектуре, Ренессансу, а вот барокко, например, остается непонятным, потому что уж очень много деталей, не две – три простые линии.

Ну почему… Например, тот же Пиранези сочетает любовь к классицизму и сильнейшее барочное влияние. В своих-то композициях он как раз и показал это переусложнение: классические композиции перерастают в такие сочетания и структуры, которые были бы невозможны без влияния барочной архитектуры. А барочная архитектура, начавшая работать с более сложными, гипертрофированными формами, в свою очередь, была невозможна без познания готики, которая впервые растянула или сжала некие формы, видоизменив их. Итальянское барокко – абсолютно своеобразное и очень важное явление культуры, тесно связанное с чувством детали, ее пластичности и объемности, присущее итальянским архитекторам.

А где оно интереснее? В Риме, на Сицилии, в Венеции?

Я думаю, что, конечно, в Риме. Наверное, наиболее интересный архитектор барокко – это все-таки Борромини. И понятно, что в его композициях эта игра, закрученность и спрессованность эллиптических или полуэллиптических пространств достигла кульминации.

Как Вы думаете, когда происходит разрыв между классической и современной архитектурой? На каком этапе исчезает множественность точек зрения, новые ракурсы уже не делают богаче наши впечатления от здания? Вы говорили, что в современной архитектуре этого нет. С чем это связано?

Это сложный процесс. Он связан, на мой взгляд, с тем, что в течение развития архитектуры все быстрее чередовались мода и стили, особенно в XVIII-XIX – начале XX вв.Этот процесс, начиная с древнейших времен и до 20-30-х гг. XX века, можно сравнить с ритмом готовящегося к прыжку человека: он сначала бежит медленно, потом быстрее, ещё быстрее, ещё быстрее, а потом наконец прыгает. Для меня очевидно, что люди постоянно искали способ украшать здания. Сегодня не очень любят говорить на эту тему, в основном рассуждают о том, что была античная традиция, которую перефразировали и перефразируют по-прежнему.

Но я настаиваю на более, может быть, профанном, но по сути правдивом взгляде на вещи: людей занимало желание украшать собственные здания, то есть находить способ художественного обогащения той прагматичной формы, в которой они нуждались для жизни. И даже находя новые возможности решения инженерных и конструктивных вопросов, архитектор в первую очередь искал способ обогащения поверхности здания. Но в какой-то момент человечество исчерпало словарный запас этих украшений. И во всех видах искусства появилось желание сбросить с себя, так сказать, ненужные атрибуты и вернуться к чистой форме, начать играть объемами. Тем более что техника двигалась дальше и давала такие возможности. И результатом этой эволюции стала чистая форма, которая хорошо воспринимается с дальнего расстояния, но вблизи ты видишь преимущественно огрехи поверхности, стыков, все технические недоработки, которые, в том числе, скрывала система декорации здания.

Совершив этот поворот, архитектурная культура научилась делать интересные иконические здания, которые стоят в обрамлении исторической архитектуры и производят сильное впечатление как некие стеклянно-бетонные скульптуры. Но вместе с тем современная архитектура разучилась делать фоновые здания, которые и составляют основной процент застройки наших городов. Когда речь идет о крупном музее или каком-то другом иконическом здании, где можно в полной мере проявить возможности современных конструкций и технологий, претензий к современной архитектуре нет. Но когда речь заходит об их окружении и обрамлении, начинаются проблемы, потому что степень сложности поверхности заметно отступила на второй план, и современные здания заметно проигрывают тем, что мы видели ещё, условно говоря, сто лет назад.

Мне кажется, сейчас мы являемся свидетелями спорадического и пока бессистемного поиска того, как заново создавать ткань средовой архитектуры, которая могла бы соответствовать историческим аналогам по своему эстетическому уровню. Средовая архитектура прошлого решала задачу создания богатой рельефной поверхности здания, которая хорошо воспринимается именно с близкого расстояния – современные же постройки, как правило, хорошо воспринимаются именно за счет контраста с историческими зданиями.

Расскажите, пожалуйста, об удачных примерах современной архитектуры в Италии, созданных по принципу контраста и встроенных в историческую ткань городов?

Понимаете, степень удачности примеров, в первую очередь, определяется широтой взгляда и искушенностью того, кто их ищет. Если человеку кажется, что любое проявление контраста по определению диссонирует с тем, что можно и нужно делать в историческом городе, то даже самые «продвинутые» примеры могут показаться ему неудачными. Мне, например, очень нравятся небольшие вставки и детали Карло Скарпы, в частности, то, что он делал в Вероне, в университете в Венеции. Это тонко, по-прежнему современно, и тонкостью своей детали, тактильностью материалов очень хорошо контрастирует с окружением, в которое эти вставки сделаны.

…но это практически микроуровень, то есть человек неподготовленный может даже не заметить, что там вообще что-то было сделано.

Да, но именно этот уровень хорошо коммуницирует со зрителем. Например, как Тадао Андо поступил со зданием Таможни в Венеции: это тот уровень, когда ты видишь «Да, это современное здание!», но также видишь, как современные и исторические поверхности сочетаются друг с другом, без противоречий и убедительно.

Но, понятно, что когда объем внедрения становится больше, то и вопросов становится больше. Мы понимаем, что довольно серьезный контраст, в том числе и силуэтный, возникает между исторической застройкой Милана (конца XIX – первой половины XX вв.) и большим объемом современного строительства. Но я-то как раз считаю, что контраст – это хорошо. Многим кажется, что это нехорошо (смеётся). Это уже вопрос позиции. Однако современная архитектура как раз и ввела в наше понимание «что такое красиво» это ощущение контраста. Если раньше здания, скажем так, взаимодействовали друг с другом на одном языке, то сегодня они говорят на разных языках.

То есть мы сегодня не двигаемся только на уровне гармонических соотношений, когда сочетаются высоты, членения зданий и их цвет, а город является единой тканью. Сегодня мы воспринимаем красивым и контрастное сочетание. Например, Торре-Веласка в Милане – здание, которое не назовешь однозначно красивым, но, безусловно, это неотъемлемая часть города. Это то, что я называю принципом контраста, который оставила нам в наследство архитектура XX века.

А каково в целом положение и роль итальянской современной архитектуры в мировом контексте и на европейской арене сегодня?

Современная итальянская архитектура дала много важных имен, начиная с Альдо Росси. Если говорить о миланской архитектуре, то назову таких её представителей, как Марио Беллини, Микеле Де Лукки, Чино Дзукки, Марио Кучинелла, Франческо Фреза из Piuarch, Антонио Читтерио и многие другие. Их объединяет то, что все они интересно работают с деталью и хорошо чувствуют материал.

Например, жилой комплекс Чино Дзукки на острове Джудекка в Венеции — наверное, одно из немногих, если не единственное, удачных современных внедрений в венецианскую среду. И для него характерна очень тонкая работа с фактурой поверхности. Конечно, в силу климата, солнца, света итальянским архитекторам удаётся при помощи минимальных хирургических вмешательств создавать очень интересные и, в известной степени, вечные по своей структуре объекты. Соотношение «материал – деталь – форма» осмысляется в их работах очень глубоко и всесторонне.

Вы говорите, что классическое здание стоит осматривать с различных точек; а как читать современную архитектуру?

Я бы сказал, что и её тоже надо читать с разных точек зрения и с близких расстояний. Например, мне очень нравятся здания Антонио Читтерио, выдающегося итальянского архитектора, который создаёт образ минимальными средствами.

Его здание отеля Bulgari в Милане – абсолютно спокойная функция; прямо скажем, не храм, и такое же спокойное сочетание штукатурки, металла, дерева. Но это очень тонкая и очень красивая работа. И для того, чтобы её понять, её нужно именно увидеть, рассмотреть. Современная архитектура отличается меньшим количеством легко воспринимаемых элементов, поэтому надо стараться зайти в интерьеры, подойти ближе к зданию, понять, как поверхности сочетаются друг с другом, как детали развивают архитектурный замысел, и так далее, и так далее.

Архитектура глазами жителя. Италия по-московски или позорная азиатщина.

Иван III пригласил из Италии архитектора Аристотеля Фиораванти, который воздвиг к 1479 году существующее здание по подобию Успенского собора во Владимире. В 1484—1486 годах псковскими мастерами была возведена новая Ризоположенская церковь, а в 1484—1489 годах — новый Благовещенский собор на подклете прежнего храма. К тому времени, вслед за Фиораванти, в Москву были приглашены и другие итальянские зодчие. В 1485 году началось возведение нового Великокняжеского дворца, продолжавшееся с большими перерывами до 1514 года.

Ранее всего была построена парадная часть дворца, от которой до наших дней сохранилась построенная в 1487—1491 годах итальянскими зодчими Марко Фрязиным и Пьетро Антонио Солари Грановитая палата. Строительством княжеских хором и внутренней стены, отделявшей их от остальной территории Кремля, занимался Алевиз Фрязин; он же перенёс на новое место парадную часть дворца — с южной стороны на восточную, обращённую к Соборной площади. Несмотря на то, что строительством дворца руководили итальянские зодчие, его архитектура полностью сохранила принципы сооружения древнерусских хором: на едином высоком каменном подклете были возведены отдельные каменные и деревянные объёмы

Хочу отметить, что под спойлером была лишь часть того вклада, который обеспечила нам Италия. Итак, вернемся в наше время. Что нам известно о герое нашей статьи и его окружении?

Подробные фото вот тут. Филипповский 13. Тихая улочка, удобная транспортная доступность. Рядом старый Арбат, кулинария Прага, еще ближе новенький общепит Братья Караваевы, сквер Гоголевского бульвара, знаменитый своим советским медицинским суперкомплексом Сивцев Вражек, троллейбусы и метро. Хочу отметить, что если бы подобные медицинские учреждения строились бы по всей стране для каждого, то вряд ли бы союз развалился. Конечно, дополнительно к малодоступному серьезному жилому фонду, который строился на протяжении позднего СССР в данном районе.

Теперь обсудим структурные проблемы. Начнем с переулка. Он загажен. Отвратительные будки, торчащая из асфальта арматура, излишек проводов и узкие тротуары при размерах стандартной швейцарской улочки. Свисающие провода. Я не против освещения на подвесах. Напротив, оно гораздо лучше во многих случаев столбов. Но делать это надо красиво и грамотно, а лишнюю проводку смотать и растянуть в квартирах тех, кто её развесил в городе. Более того, категорически против столбов, которые у нас ставить не умеют вообще.

01 Сам переулок мертвый. Просто мертвый. При всех плюсах и разнообразии архитектуры, он производит впечатление тупика на выселках. Причина проста. Первые этажи представляют собой неприступный бастион. Нет витрин, магазинчиков, кафе и ресторанов. Ничего, что могло бы служить притяжением жителей и туристов. А, следовательно, денег. Помните это всякий раз как в ваших карманах не будет денег. Убитая автомобильно-транзитная улица. Вместо этого предлагается уродская будка банановой республики прямо посреди тротуара.

Читайте также:  Архитектура Дагестана. Жилище народов Дагестана в XIX веке

02 К самому дому, вернее большей его части у меня вопросов нет. Жлобские окна (их форма) на последнем этаже не в счёт. Их классический для будок цвет тоже внушает. В остальном всё весьма круто сделано. Йошкар-Ола пусть поучится.

03 Если вы забыли, как выглядит недоиталия по представлению Йошкар-Олы, то напомню. Проект, который категорически не годится даже для съемок фильмов. Несуществующие первые этажи, дешевые и однотипные материалы, уродская крыша (про натуральную черепицу не слышали?). Набережная без зон притяжения. Нет ни малых (аренда малых этажей), ни крупных (вон там на углу в Швейцарии сделали бы площадь с небольшим фонтаном). Другими словами, солдатское представление о градостроении:

04. На этом фоне дом в Москве просто чудо. Если бы не первый этаж. Откровенно позорный первый этаж. Типичное советское наследие в головах проектировщиков. Наверное, они ездят в Швейцарию, Италию. Больше чем уверен. Но по-советски пытаются затянуть людей опрокидыванием голов. Мол, смотрите что мы сделали выше первого этажа, а под крышей так вообще разошлись на славу. А смотря на первый вы будете страдать. Варварство и деградация. Более уродского камня я в Москве еще не видел. Пожалуй, большее впечатление на меня произвел полированный могильный ансамбль в сквере напротив м. Парк Культуры, который появился при “реконструкции” сквера.

05 Теперь посмотрим на настоящую Италию. Неаполь. Тут дома делали и делают правильно. Улицы живые, а значит клиент несет деньги в кассу. Большие деньги. Муниципалитеты собирают налоги, предприниматели обеспечивают людей рабочими местами.

06

Angelo DeSantis

07

Эко-дом в Италии

представляю балконные перекрикивания между соседями 🙂

Дубликаты не найдены

перед дачным сезоном у нас половина квартир в эко-дом превращается

А я мысленно представил если бы его построили у нас. Велосипед,старый шкаф,лук,зимння резина

Нашел у себя в телефоне. Далековато правда, но может кому нужно)

Это Боско Вертикале, в центре Милана. Одна квартира от 1,5 млн евро. Выиграл звание лучшего небоскреба Европы, потом Мира(ну в смысле проект сам).

Владельцы квартир: один русский миллионер, 2,5 ляма евро квартира.
И хозяин компании Бондюэле, которая горошек, кукуруза и прочее, бразилец.

Если честно, мне эти небоскребы вечно глаза мазолят, не красивы в городском ландшафте; но через 5 лет, когда деревья разрастуться, будет великолепно и пушисто-зелено)

Со стороны оно куда более серое. Вот вырастут деревья – может станет лучше.

Пока вот. Проект и то, что вышло. Вышло тааак себе. проект был идеален)

не получилось у них реализовать эти выступающие за пределы оновного “несущего” (я не строитель, хз как описать это)) прямоугольника дома капуслы-лоджии. фэйл

представляю балконные перекрикивания между соседями 🙂

Я почему-то представляю спор пикабушных геологов на этих балконах.

Был бы у нас такой – был бы первым по стране по количеству пострадавших от падения.

В мое время их называли евродомами, а во времена моих родителей капдомами. Времена нанодомов я как-то пропустил

А как решена проблема с тем, что корни пробиваются сквозь перекрытия? Они же порушат все балконы.

Другие фотки этого дома есть? Я не нашёл.

да ну, всё как на ладони

голым с пивком не посидеть, не потрахаться

Да это же в Милане :3
Помню тоже зацепило это здание кода увидел это здание ^_^

представляю как бы тебя зацепило это здание если б ты не увидел это здание.

если в Италии, то не сразу перекрикиваться будут, с начало будут перетрахиваться.

Американские особнячки(и не только) Часть 3

Продолжаем рассматривать интересные дома.

Классический дом начала 20го века. Вроде нет особых украшений, но выглядит гармонично и солидно. А всего то – аккуратная симметрия и пропорции

На этой же улице дальше стоят несколько современных домов, выглядящих на фоне старых довольно убого. Отсутствует визуальный ритм, при этом фасад загружен ненужным нагромождением фронтонов. И конечно его убожество, гараж на две машины отравляет фасад ещё в большей степени

А за углом, на горе, опять идут красивые старинные дома. Опять что то из нео-колониального стиля

Позади – гараж(бывшая конюшня)

Ещё несколько скромных сараюшек

Ну и самый мой любимый дом. Его даже в глубине участка не видно. Правда гараж там ни к селу ни к городу

А вот так выглядят типичные многоквартирные дома

Американские особнячки часть 2

Продолжаем прогулку и подходим к бывшей конюшне для моего дома. Сейчас там 7 квартир, а при постройке в 1884 году было паровое отопление и горячая вода для лошадок

А вот более скромный дом в итальянском стиле, то есть где то 1860-1870 года. Довольно несложные элементы декора вместе дают очень красивый дом(его бы ещё перекрасить)

А за домами протекает река Мерримак, на которой было множество фабрик. Водопад на фото тоже скорее всего искусственный – остаток плотины.

Вот этот дом мне тоже очень нравится. Тут точно должны быть привидения

Кстати этот все каркасники. Вот этот в стиле «вторая империя»

Опять пошли серьёзные дома

Это вот пример «нео колониального» стиля. То есть начала 20го века.

А вот полностью каменный дом из гранитных блоков, один из старейших на улице – вроде из 1840х годов

На нем мы завершаем нашу прогулку

Оказывается, ваш архитектор любит животных!

Самый маленький дом Великобритании

На набережной города Конуи, Уэльс находится туристический объект, известный как “Самый маленький дом в Великобритании”. Дом был заселён с XVI века вплоть до 1900 года, когда в него заселился высокий (ростом около 2 метров) рыбак по имени Роберт Джонс. В доме были слишком низкие для него потолки, поэтому в конечном итоге Роберт переселился, а Городской Совет объявил дом непригодным для проживания. Этот дом до сих пор принадлежит потомкам Джонса.

На сегодняшний день в доме находится музей.

Соседи

Обучение в одной из лучших архитектурных школ мира или Politecnico di Milano изнутри

В октябре 2019 я все таки осуществила мечту, преследовавшую меня пол года – стала студентом бакалавриата Миланского политехнического университета.

На данный момент у меня только начался второй семестр на онлайн платформе (это связано с бушующим вирусом), поэтому, пока есть свободное время, хочу поделиться своими впечатлениями, фактами о студенческой жизни, описанием программы, на которой я сейчас учусь и все остальное.

Первый день в университете был, конечно же, волнительным. Но из-за того, что практически все в новом городе, без знакомых и друзей, ребята очень быстро начинали знакомиться, общаться, находить общие темы.

На первой лекции я поняла главную разницу российского университета и европейского: преподаватель, как менеджер, старается дать понять студентам, чем важен его предмет, так с первого же дня занятия каждый человек понимает, что конкретно ему даст этот преподаватель и как это относится к нашей будущей профессии. Каждую лекцию преподаватель отдает очень много энергии и старается, чтобы каждый студент усвоил материал. Это не просто слова: Наш поток (80-100 чел) не делится на группы во время лекций, при этом преподаватель после объяснения темы оглядывает буквально каждого, высматривая любой вопросительный взгляд и может обойти аудиторию, тыкнув в каждого “точно понял, ты понял?”. А лицо нашего математика, когда мы даем правильный ответ на сложную задачу – это просто взрыв радости и счастья, он безумно любит свою работу.

Итак, что по программе?

В первом семестре у нас было 4 предмета (даа, только 4, без физкультуры, культурологии и тп)

1. Математика – благодаря просто замечательным преподавателям даже самые непонятные темы усваивали почти все, это было очень увлекательно и интересно, при этом, опять же, профессора наглядно показывали нам зачем и как это применяется в нашей профессии. А это самая большая мотивация для студента. Программа не была супер продвинутой, но это кардинально отличалось от того, как преподавали математику в российском университете.

2. История архитектуры – тут, честно, я ожидала большего. Преподавательница великолепно знала и любила предмет. Но было сложно усваивать все на ее лекциях тк ее речь металась от темы к теме, поэтому основная часть работы было самообразование по книгам, которые она советовала.

Два этих предмета были не основными, на парах не отмечали, можно было просто не ходить. Главное по ним- сдать экзамен.

Два следующих- важные и обязательные, если отсутствуешь более 30% занятий – курс надо проходить в следующем семестре или учебном году.

3. Fundamentals of representation- сложно перевести это на русский, если дословно – Основы представления- предмет был разделен на три части: Черчение( начертательная геометрия), Макетирование и Компьютерное моделирование (Rhinoceros)

Для меня этот курс изначально казался легким, я год училась в российском арх вузе, где каждый может хоть с закрытыми глазами чертить, а на начерталку здесь уделялась больше всего времени. По макетированию нам советовали материалы, учили делать развертки, это все я уже тоже умела, но было интересно. Что было для меня ново – моделирование – многое пришлось изучать самостоятельно, на лекциях эту часть объясняли не так подробно, но благодаря коллективному труду с одногруппниками, задание мы прекрасно выполнили и это была самая интересная его часть. Единственное, что прихоть преподавателя мы не всегда могли понять, не все всегда было логично. Например, носить макет на каждую лекцию(причиняя боль и макету, и себе) было незачем, при этом обязательно, но это все мелочи.

4. Архитектурная студия- самое интересное, самое важное

На этом предмете наш поток уже делится на два с совершенно разными заданиями и геолокациями.

Наш проект на весь семестр: городок(частный сектор) мастеров (художников, ремсленников), расположенный в зоне реновации. В Генуе (городе в 2 часах езды от Милана) на месте обрушившегося моста, бюро Ренцо Пьяно строит новый. Бывшую индустриальную зону делают комфортным зеленым районом и наша задача была вписать туда коттеджи для ремесленников. Кроме того, что мы получили презентацию плана реновации, историю о катастрофе с мостом, описание технологии строительства нового, нас еще и повезли на экскурсию в Геную. Мы посмотрели ситуацию непосредственно на месте, делали скетчи и фотографии.

Потом проходила лекция по тому, как проектировать планировки, затем фасады. Каждая лекция была с кучей примеров знаменитых современных архитекторов, супер информативно. Так же, один из преподавателей (их было 3) учил нас архитектурному рисунку, скетчингу. Затем были лекции по материалам для макетирования. Все остальное время – консультации-черчение-консультации.

Да, я ожидала, что мы сразу начнем проектировать все на компьютере, в супер крутых программах, хаха

Все это время калька была лучшим другом, я поняла, что это правильно. Нас не заставляли вычерчивать все на бумаге, натянутой на планшет 55х75. Так что калька- это очень гуманный вариант. На промежуточных этапах разрешалось использовать программы. Так я с помощью одногруппницы научилась основам Ревита, преподаватели даже поддерживали нас в этом, так как понять задумку намного проще в программе в 3D. Cо второго семестра подача уже будет digital.

Ну да, еще ходить с ноутом и калькой намного легче, чем с папкой и планшетом, так что спина очень благодарна. (Ребят, студенты-архитекторы, я чувствую вашу боль..)

При этом каждый год первое задание разное, меняется город и сам смысл проекта.

Хочется добавить, что основной фокус этого университета – именно современная архитектура, философия функции и формы. Об этом нам говорят на каждой лекции: каждый элемент и форма должны объясняться функцией, в этом вся красота.

Одним словом- прекрасна.

Сейчас, сидя на карантине дома, очень хочется в универ, начать жить нормальной жизнью снова. Честно, больше всего скучаю по универу.

Пары начинаются в 9-10 утра, иногда после обеда, длятся до 6 вечера. Одна пара- 3 часа с одним перерывом на 15 мин.

В дни студий(проекта) обычно весь день именно проект с утра до вечера. Думаю, это плюс.

Перерыв на обед обычно длится час. Настало время самого важного во всем посте – чем кормят в столовой? каждый день разное, обычно довольно большой выбор: как первое два-три вида пасты или суп, как второй овощи,мясо,рыба, иногда (прекрасный) жареный сыр. Стоит первое,второе и вода с булкой в сумме 5 евро, что для Милана очень дешево.

Вставайте в очередь заранее,чтобы не ждать весь перерыв!

Большинство людей все таки носит еду из дома и в теплое время можно посидеть на газончике на солнышке с друзьями (да, как в сериалах)

В кампусе множество пространств для коворкинга, плюс аудитории чаще всего не закрывают и если все занято в коридорах, можно спокойно сесть в свободной аудитории

Плюс, если работаешь один, можно остановиться в библиотеке. Литературы масса и на английском, и на итальянском (больше, конечно, на итальянском) , особенно по архитектуре и дизайну.

Плюс – часто проводятся лекции и семинары от знаменитых архитекторов, выставки работ выпускников.

Из минусов – большая часть активности – на итальянском. Но жить в стране без знания языка это само по себе тяжело и тут некого винить, я стараюсь начать учить ахах

Корпус архитектурных факультетов

Во время обеда перед основным зданием разворачивается множество палаток с едой на любой вкус. К алкоголю тут отношение легкое- при этом ни разу не встречала неадекватов)

Ссылка на основную публикацию